Шуани (Ножай-Юртовский район)

13-06-2021, 01:00

Шуани (чеч. Шоьна) — село в Ножай-Юртовском районе Чеченской Республики. Административный центр Шуанинского сельского поселения.

География

Село расположено на хребте Кожалг-Дук, в 17 км к юго-западу от районного центра Ножай-Юрт и в 73 км к юго-востоку от города Грозный.

Ближайшие сёла: на севере — село Гансолчу, на северо-востоке — сёла Исай-Юрт и Турты-Хутор, на юго-востоке — сёла Саясан и Макси-Хутор, на юге — сёла Гордали и Бас-Гордали, на юго-западе — село Хашки-Мохк и на северо-западе — село Малые Шуани.

История

Еще в 19 веке русские исследователи отмечали, что Шуаной вышли из области Нашха 500​ лет назад в 13-14 веке.

Эту работу Ив. Попов написал в 1869 году, и, соответственно, к тем датам образований ичкерийских аулов, что приводит Попов, сегодня надо добавить как минимум 140 лет.

На месте, где сегодня находятся села Большие и Малые Шуани (с 80-х годов с. Малые Шуани стало называться Чаройн-Мохк), люди жили с незапамятных времен. Это подтверждается данными ученых, археологов и этнографов. Так, в топонимии с. Большие Шуани до сих пор сохранились названия местечек, где в древности жили люди. Например, Чуьрча ирзие (Внутренняя поляна), где часто находят орудия каменного века: скребла, каменные топоры, «мастерские» древнего человека (в которых, «по-видимому, изготовлялись эти предметы жизнедеятельности – А.К.), древнейшие зернотерки. А вот еще топоним: Коьжалгие (или Коьжалган-дукъ – А.К.) – Хребет, на котором обнаруживаются предметы каменного века, стоянки древнего человека. И совсем удивительное местечко Т1ерча Шоьна (Щит-Шена или Верхний Шена).

​ ​ Место это носит и другое название – Наьрташ даьхна чоь, т.е. Место, где жили нарты. Тут обнаруживаются древние могильники и предметы материальной культуры: каменные топоры, железные мечи, предметы из бронзы и меди, каменные зернотерки, кремневые ножи. Раньше на этом месте (на вершине Коьжалган-дукъ – А.К.) находилось селение Шоьна».


Новая и новейшая история с. Шуани начинается в первой половине XVIII века, потому что оно неоднократно упоминается в связи с событиями середины и конца его и Кавказской войны XIX века. Об этом говорят и рассказы старожилов, записанные автором этих строк и шуанинскими любителями-краеведами. О том, что в ходе Кавказской войны село было неоднократно разорено, уничтожено, но снова возрождалось, как Феникс из пепла, или на том же месте, или на новом.


Могила полковника Бакланова с высоким надгробием. Так вот, по окружности его постамента была сделана надпись: «Атаман-полковник Бакланов в годы Кавказской войны принимал участие в сожжении и уничтожении 16 сел Горной Чечни: Шуани, Гордали, Центорой, Ялхой-Мохк… (далее перечисляются все села – А.К.)». И все это ставится в заслугу варвару!


О новом ауле Шуани А.П. Берже пишет в своем подробном списке существовавших и ныне существующих (1859 г. – А.К.) чеченских аулов по течению описанных рек, с указанием главных изменений, которым они подвергались, и с обозначением их населения.


...В Ичкерии. Р. Аксай. На левой стороне: …Шуани (всего переислено11 аулов. – А.К.). Последние пять аулов заселились после прохода наших войск в 1845 году, с тою только разницей, что некоторые из них отодвинулись от Аксая далее в леса…».


В числе отодвинувшихся «от Аксая далее в леса» было и село Шуани. Разрушенное и сожженное, оно вновь возрождалось, отодвигаясь каждый раз на более безопасное и труднодоступное место. Экспедиции русских войск в Чечню были частыми и многие аулы и селения (в т.ч. и Шуани – А.К.) уничтожались по нескольку раз.


1852 год, 11 августа – Разорение полковником Баклановым аулов Гордали, Шуани и других, его поражение на обратном пути… Не мог он в этой экспедиции не разорить и аул Шуани, потому что он лежит на пути к Гордали и между ними всего-то километра два расстояния. Это только примеры нескольких эпизодов разорения чеченских аулов в течение одного года Кавказской войны. А сколько их было за все ее годы! Поэтому А.П. Берже еще раз упоминает в своей монографии об ауле Шуани в списке «аулов, выселившихся из гор с 1857 по 1859 годы. Вновь поселены в Большой Чечне аулы, принадлежащие Ичкеринскому обществу. Среди двадцати сел, расположенных на левой и правой сторонах р. Аксай, назван и аул Шуани с припиской: «Число дворов неизвестно».


По-видимому, это сказано уже об ауле Малые Шуаны. Как происходило и по всей Чечне, количество дворов в Шуани росло, земель, удобных для жизни, стало не хватать, и часть жителей его начала постепенно осваивать другой склон хребта, спускающийся к речке Булкъ – так появилось новое село Малые Шуани и (позже Хутор-Султамурада), граничащее по этой речке с землями сообщества Ялхой-Мохк. Случалось же так потому, что «со второй половины XIX века при закладке нового поселения в горах начали руководствоваться исключительно удобствами для ведения хозяйства. Горные селения стали постепенно «сползать» с недоступных круч в более удобные для жизни речные долины и межгорные котловины, в результате чего появляются многочисленные селения-двойники (Верхние – Нижние, Старые – Новые, Большие – Малые и так далее.). При этом новые селения отличаются гораздо меньшей плотностью застройки, но, как и прежде, имеют неправильную планировку, развернутую в вертикальном направлении. Так случилось и с селом Шуани – их стало два – Большие и Малые с одним сельским управом.


Случилось это после очередного возрождения села, которое было разрушено и разорено в ходе исторического сражения на хребте Кожалган-дук у с. Шуани в 1845 году, в результате которого окончательно был разгромлен отряд наместника Кавказа и Главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом, генерал-адъютанта, графа М.С. Воронцова, так называемой «сухарной» экспедиции в резиденцию имама Шамиля – в аул Дарго. Писатель-историк А.А. Айдамиров так пишет об этом: «1845 год, июль – Граф М.С. Воронцов с 3000-й пехотой, с 1200-ми конными и с 22-мя орудиями двинулся на аул Дарго.


Таких больших потерь в одном бою, как в Шуанинском, в царских войсках не было никогда в течение всей Кавказской войны. Историк Юсуп Эльмурзаев (Нохчуа) в своей книге «Страницы истории чеченского народа» (Грозный, 1993) пишет: «В развернувшемся у с. Шуани сражении русские понесли большие потери, были серьезно ранены графы Бенкендорф, Гейде, де-Бальме, князь Эристов, барон Дельвиг, полковники Бибиков и Завальский, но пробить окружение им не удалось. Даргинский поход завершился полным разгромом русских войск. Только в горах Ичкерии, по официальным данным, русские потеряли убитыми свыше 4000 солдат, 186 офицеров и 4 генерала. Столько же было ранено».​ Ну не мог никак граф Воронцов при отступлении из аула Дарго миновать с. Шуани, потому что оно находилось в те годы на перекрестке двух важнейших стратегических дорог горной Чечни, о которых видный русский кавказовед А.П. Берже писал: «По р. Аксай имеются 3 дороги. По левому берегу Аксая (Ясси – А.К.) (от укрепления Герзель-аул – А.К.) через урочище Мискит, Шаухал-Берды, Шуани, Гордали и Цонтори в Дарго. Дорога эта известна нам с 1832 года, по левому же берегу Аксая, вправо от первой (обе эти дороги соединяются у Шуани). По этому последнему пути в 1842 году следовал отряд генерал-адъютанта Граббе, но, встретив здесь непреодолимое препятствие в крутой, глубоко изрытой и лесистой местности, отступил назад в Герзель-аул»13.


«Описание дороги от укр. Хаби-Шавдон через Джугурты и высоты Кеттиш-Корт в укр. Ведено. От аула Ялхун-мохк до высоты Кеттыш-корт (у аула Центорой – А.К.) дорога, пройдя 1 ½ в., разделяется на две ветви: (на вершине хребта, на склоне которого расположено было с. Шуани – А.К.): одна отходит влево и на пространстве 12 в. 457 саж. до названной высоты пролегает через аул Гурдалой по гребню лесистого хребта, отходящего от высоты Кеттыш-корт просекою, которая проложена местами на ружейный, но более – на пушечный выстрел. Грунт земли глинистый. Дорога хороша и удобна для вьючной езды»14. Эта дорога на вершине хребта между речками Булкъ и К1орга-1ин встречается у с. Шуани с дорогой от Герзель-аула до Дарго и, пересекая последнюю, уходит по центру села вдоль речки Корга-ин к аулу Саясан. Вот почему, отступая из аула Дарго, отряд Графа Воронцова и оказался на вершине хребта Кожалган-дук, у аула Шуани, и был блокирован и почти полностью уничтожен чеченцами.


После этого разорения с. Шуани переместилось на вершину одного из отрогов хребта Кожалган-дук и стало называться Т1ера шена – Верхний Шена. На этом месте до сих пор сохранились следы проживания там шуанинцев – старое кладбище, надмогильные камни, фруктовые деревья, пастбище и так далее.


Есть сведения, что шуанинцы принимали самое активное участие в восстании горцев Нохчамохка (Ичкерии) 1877 года под предводительством Алибека-хаджи Алдамова, что оба Шуани были в числе «47 аулов Горной Чечни с населением около двадцати тысяч человек», охваченных восстанием.

Активно участвовали шуанинцы и во всех событиях, происходивших в период строительства колхозов. В марте 1932 года шуанинцы самое деятельное участие приняли в восстании против насильственной коллективизации. И не только участвовали, но и шуанинец возглавил его. Это событие в истории зафиксировано так: «1932 г., март – Всеобщее восстание в Ножай-Юртовском округе против принудительной коллективизации.

Восстание возглавлял выходец села Шуани, проживающий Хуторе-Султамурада (не далеко из Шуани) Моцу Шамилев.


Случилось это так. Когда началось восстание в Беное, Моцу, человек, глубоко верующий, сидел в холбате – специально вырытой в своем дворе глубокой яме, в которую на сорок дней садились верующие, взяв с собой минимум самого необходимого питания. Сидели там безвылазно, проводя время в молитвах, чтении Корана и богоугодных делах. Послышав о том, что Моцу немного понимает в военном деле, и не зная, кому доверить руководство восстанием, беноевцы прислали к нему делегацию с просьбой помочь им. Получив согласие, восставшие избрали Моцу имамом. Восстание охватило около семидесяти сел Горной Чечни – Нохчмахка, в т.ч. и оба Шуани. Около трех месяцев противостояли восставшие советской власти, но силы и вооружение были неравны, и восстание было жестоко подавлено. Об этой жестокости так писал один из бывших руководителей наркомвнудела (НКВД): «В начале 1930 г. в Чечню были введены регулярные войска и части ОГПУ. Против повстанцев, вооруженных преимущественно «подручными средствами» (палками, вилами, ножами), применялось армейское огнестрельное оружие, вплоть до танков и авиации. На Северном Кавказе в их подавлении (восстании крестьян – А.К.) участвовали вооруженные силы, вплоть до военной авиации».


А.А. Айдамиров пишет: «1932 г., май – При подавлении крестьянского восстания в Ножай-Юртовском районе сотни человек убиты, тысячи репрессированы. Среди особо отличившихся – сотрудники ГПУ М. Ушаев, Д. Мурзабеков, А. Козлов, Х. Мочигов. В боях погиб уполномоченный ГПУ А. Козлов, тяжело ранен командир эскадрона милиции Д. Мурзабеков». Был арестован и Моцу-имам. Его отвезли в тогдашний краевой центр Северного Кавказа в городе Ростов-на-Дону, там осудили, присудили высшую меру наказания и расстреляли. И опять – ни могилы, ни чурта. ​

Активное участие приняли шуанинцы и в Великой Отечественной войне. В 1941–1942 годах из Шуани ушли на фронт около 25 человек. Пятеро из них пропали без вести, семнадцать – по ранению и по различным другим причинам были возвращены домой, депортированы и умерли в разные годы. Сейчас в живых нет ни одного28. Как и весь чеченский народ, 23 февраля 1944 года были депортированы и шуанинцы. В их село заселили дагестанцев, которые переименовали с. Шуани в Шагаду (Саясан стал Ритлябом). Жили шуанинцы, в основном, в Ляйлякском, Куршабском и Кизил-Кийском районах Ошской области Киргизской ССР.

Население

Образование

  • Шуанинская муниципальная основная общеобразовательная школа.

  • Пешково (Ростовская область)
  • Дарго
  • Сагопши
  • Аллерой (Курчалоевский район)
  • Малышево (Курганская область)

  •  

    • Яндекс.Метрика
    • Индекс цитирования