Семёновское кладбище

22-09-2021, 01:00

Семёновское кладбище — крупнейший в мире военный некрополь, бывшее кладбище, до 1935 одно из самых крупных и известных мест погребения усопших в Москве. Находится в районе Соколиная Гора, Восточного административного округа города Москвы (Измайловское шоссе, 2). По решению Мосгордумы от 12 сентября 2011 года на сохранившейся от застройки территории кладбища будет возведён военный мемориал.

История

Ранние годы

Семёновское кладбище было единственным «нечумным» из дореволюционных кладбищ, расположенных за Камер-Коллежским валом. Задолго до 1771 года на этом месте существовал сельский погост, приписанный к Введенской церкви в Семёновском. В начале XX века здесь ещё находилось несколько плит XVII столетия. На самой старой из них стояла дата «от сотворения мира», соответствующая 1641 году. После эпидемии чумы, в 1770-х годах было создано семь православных кладбищ, общей площадью в 76 десятин, к 1887 году разросшихся до 135 десятин: Дорогомиловское, Ваганьковское, Даниловское, Калитниковское, Миусское, Пятницкое и Семёновское и два старообрядческих кладбища: Преображенское и Рогожское. Семёновское кладбище было единственным «нечумным» среди этих кладбищ.

До 1855 года на этом кладбище не было храма, а само кладбище было приписано к храму Введения Пресвятой Богородицы в селе Семёновском (ныне храм уничтожен — см.: Список храмов, упразднённых советской властью). В 1855 году на средства московского купца Михаила Николаевича Мушникова и других вкладчиков был построен каменный храм во имя Воскресения Христова, и с этого времени кладбище сделалось самостоятельным.

Военное кладбище

После 1812 года часть территории Семёновского кладбища была специально выделена и занята для погребений героев и воинов Отечественной войны 1812 года. На кладбище погребали умерших от ранений в Лефортовском военном госпитале и лазаретах солдат, офицеров и ветеранов как Отечественной войны 1812 года так и последующих войн, вплоть до Первой мировой войны — на южной окраине кладбища был выделен специальный участок, где, как писал историк А. Саладин, «все могилы, как солдаты в строю, вытянулись стройными рядами, где все кресты сделаны по одной форме и даже надписи на них одного образца…»

Мысль о специальном выделении из московского некрополя воинских захоронений была озвучена в конце 1880-х годов, причем особый упор был сделан на нравственный аспект проблемы, на необходимость особого подхода городских властей к погребению «честных слуг Государя и Отечества». В 1888 году Московская городская дума впервые обсуждала вопрос об устройстве специальных военных кладбищ в Москве. В 1890 году было благоустроено отдельное Военное образцово-показательное кладбище.

К 1915 году, на второй год войны, оно переполнилось, ведь Московский военный госпиталь должен был принимать всех раненых с пропускаемых транзитом через Москву военно-санитарных поездов, причем наиболее тяжелых раненых и больных. Всего за Первую мировую войну через него прошло 376 тысяч раненых, и даже если учесть, что летальность составляла 1% (в ведь были и те, которые прибывали уже умершими), – это десятки тысяч захороненных. Именно из-за такой нагрузки по ходатайству великой княгини Елизаветы Феодоровны Романовой было организовано Братское кладбище – это в районе нынешней станции метро «Сокол».

В госпиталь поступали не только раненые, но и уже умершие, - те, кто не смог перенести тяготы эвакуации. Самыми загруженными периодами для госпиталя стали времена военных действий: Отечественной войны 1812 года, Русско-японской 1904–1905 годов, Первой мировой 1914–1918 гг.г Госпиталь обязан был организовать отпевание и погребение всех умерших: на его территории была не только часовня для отпевания православных, но и отдельная – для иноверцев-католиков с небольшим органом. До 1917 года в штате Московского военного госпиталя официально числился органист – настолько серьезно в Российской империи относились к отданию воинских почестей.

В госпиталь продолжали поступать раненые и погибшие и в Гражданскую войну: белогвардейцам и красногвардейцам тоже находили место на Семеновском кладбище. На территории некрополя есть массовые немецкие захоронения. На соседнем Введенском были погребены только протестанты, немцев-католиков там не захоранивали, они все на Семеновском – но на этом месте сейчас проходит троллейбусный круг. Именно с их могил советские власти начали разрушение некрополя в 1940–1950-е годы. Официально кладбище было закрыто в 1931 году, но и после народ продолжал подхоранивать своих родственников.

Закрытие кладбища

Кладбищенский храм Воскресения Христова был закрыт в 1929 году, а контора кладбища функционировала в здании храма до 1941 года. Позже здание неоднократно перестраивалось и до 1992 года использовалось как производственное помещение.

В 1932 году кладбище было закрыто для захоронений. Большая часть останков была перенесена на ближайшее — Преображенское кладбище. Ликвидация кладбища велась поэтапно: надгробия в южной части кладбища включая военный некрополь сносились в 1937-46 годах. Могилы в северной части кладбища, где расположен храм просуществовали до 1966 года..

Разрушение кладбища началось под видом очистки территории для строительства корпусов завода «Салют». Ветеран Великой Отечественной войны, критик и прозаик Владимир Кардин в своих воспоминаниях писал, что через несколько дней после начала войны многих московских студентов, включая его самого, вызвали в комитет комсомола и объявили мобилизацию на рытье котлована для большого авиационного завода; им дали лопаты и повели на кладбище. Задача формулировалась достаточно просто: рыть котлован и не обращать внимания на могилы. Иной раз останки лежали в два-три слоя. Лопаты сокрушали гробы и все, что в них находилось; когда там обнаруживали клады – стеклянные банки с драгоценностями и золотыми монетами, – вызывали дежурившего неподалеку милиционера и передавали ему находку. При этом, когда рытье котлована еще не было окончено, студентов перебрасывали на другой участок, и так до бесконечности. Затем очевидцы рассказали, что вырытые котлованы закапывали другие бригады, а на вопросы о строительстве завода отвечали: предприятие предстоит эвакуировать.

Сохранились воспоминания студентки исторического факультета Педагогического института об участии в разрушении Семеновского кладбища в 1955 году. Их курс отправляли на субботники на Семеновское кладбище, где выдавались лопаты, которыми они ломали и крушили надгробия на могилах рядом с храмом. Она писала: «И попробуй откажись! Сегодня вспоминать об этом так стыдно и страшно». В конце 1950-х годов вся местность до Яузы была заполнена черепами и костями москвичей и воинов – героев Отечества.

В начале 1960-х годов по части могил Семеновского кладбища прорыли большую теплотрассу – местные жители до сих пор вспоминают, как в глубоком котловане лежали груды костей, а также множество офицерских и солдатских кителей, шинелей, с наградами – и в очень хорошем состоянии.

Современность

К началу XXI века территория кладбища разделена на две неравные части проложенным по нему Семёновским проездом с трамвайными путями.

С северо-западной стороны от Семёновского проезда на части территории кладбища разбит парк, в земле которого и сегодня можно найти остатки могильных плит. А с юго-восточной стороны от Семёновского проезда находится большая часть бывшей территории кладбища, включающая и бывшее Военное кладбище — захоронения погибших героев и воинов Отечественной войны 1812 года, где сегодня размещаются корпуса и цеха ФГУП «ММПП „Салют“».

В начале 1990-х годов Храм Воскресения Христова на бывшем Семёновском кладбище был передан Русской Православной Церкви, восстановлен из руин, и сегодня в нём регулярно проходят богослужения.

12 сентября 2011 года Московская городская дума решила превратить бывшее Семёновское кладбище в военный мемориал. Обращение Союза краеведов России о прекращении строительных работ на территории бывшего Семёновского кладбища и об увековечении памяти захороненных там российских воинов рассмотрено на совместном заседании двух комиссий — по культуре и массовым коммуникациям и по делам общественных объединений и религиозных организаций. Поскольку часть территории кладбища не застроена, депутаты решили, что имеются все основания для придания этой территории статуса достопримечательного места с последующим возведением мемориала.

В 2011 году был положен закладной камень Фонда славянской письменности и культуры, к 200-летнему юбилею победы в Отечественной войне 1812 года и к 100-летию начала Первой мировой войны здесь проводились памятные мероприятия.

Известные люди, которые были похоронены на Семёновском кладбище

Историк А. Т. Саладин в 1916 году писал: «Памятники Семеновского кладбища более чем просты, почти бедны, надписи на них не будят никаких воспоминаний». Несмотря на то, что здесь имелось несколько могил довольно известных и высокопоставленных людей, кладбище никогда не считалось престижным местом захоронения.

  • Белопольский, Аполлон Григорьевич (1820—1883) — философ.
  • Белоусов, Иван Алексеевич (1863—1930) — поэт, писатель, москвовед.
  • Вильде, Николай Евстафьевич (1832—1896) — артист московского Малого театра.
  • Виноградов, Иоанн Григорьевич (1826—1901) — московский протоиерей, миссионер, настоятель Храма прп. Сергия Радонежского в Рогожской слободе.
  • Жерве, Владимир Константинович (1833—1900) — генерал от инфантерии, участник Крымской и Русско-турецкой войны 1877—1878 годов.
  • Згура, Владимир Васильевич (1903—1927) — искусствовед, историк искусства, москвовед, после был перезахоронен на Преображенское кладбище.
  • Мелхиседек (Паевский) (1879—1931) — архиепископ Енисейский и Красноярский (в миру Паевский Михаил Львович), после был перезахоронен на Преображенское кладбище.
  • Мушников, Михаил Николаевич — московский купец, на средства которого был выстроен Храм Воскресения Христова на бывшем Семёновском кладбище.
  • Никанор (Кудрявцев) (1884—1923) — епископ Богородский (единоверческий) викарий Московской епархии (в миру Кудрявцев Николай Павлович), настоятель Московского Никольского единоверческого монастыря.
  • Полежаев, Александр Иванович (1804—1838) — русский поэт.
  • Сергиевский, Александр Алексеевич (1802—1877) — протоиерей, первый настоятель Храм Воскресения Христова на бывшем Семёновском кладбище.
  • Сергиевский, Николай Александрович (1827—1892) — протопресвитер Успенского собора в Кремле, настоятель университетского храма мученицы Татианы и профессор богословия, логики и психологии Московского университета.
  • Сикстель, Константин Васильевич (1826—1899) — генерал-лейтенант, начальник артиллерии Московского военного округа.
  • Сильвестр (Братановский) (1871—1932) — архиепископ Калужский и Боровский.
  • Цеймерн, Николай Карлович (1800—1875) — русский генерал-лейтенант, участник Кавказской войны.
  • Цеймерн, Гликерия Алексеевна (09.05.1785 — 17.01.1853) — начальница Сиротского приюта при Московском Воспитательном Доме

  • Щербинское кладбище
  • Митинское кладбище
  • Всехсвятское кладбище (Ростов-на-Дону)
  • Троицкое кладбище (Елабуга)
  • Караоткель (кладбище)

  •  

    • Яндекс.Метрика
    • Индекс цитирования