Брауде, Илья Давидович

6-04-2021, 14:44

Илья Давидович Брауде (1885, Орша — 1955, Москва) — русский и советский адвокат.

Биография

Среднее образование получил в Могилевской гимназии, высшее — на юридическом факультете Петербургского, затем Московского университета.

Недолго работал в окружных судах Ашхабада и Пензы. В 1911 году стал помощником присяжного поверенного в Москве, в 1915 начал самостоятельную практику, но был мобилизован в армию. В рядах Красной армии участвовал в подавлении мятежей на Украине (куренёвское восстание, мятежи Н. Григорьева), командовал частями продвойск в Семипалатинске. По окончании Гражданской войны молодой юрист оказался востребованным во многих советских учреждениях: сначала работал в Высшем совете народного хозяйства, затем он — начальник угрозыска на Украине, член военного трибунала, верховный следователь.

В 1922 году он подал заявление в Московскую коллегию защитников и был принят с распределением в юридическую консультацию по уголовным делам.

В 1930-е годы, когда репрессивная составляющая уголовной политики СССР непомерно усилилась, и был развязан «большой террор», для прикрытия фальсификации громких политических процессов, адвокатура должна была сыграть свою роль в этих «спектаклях» правосудия. И Брауде, один из первых советских адвокатов с огромной популярностью, был избран для такой роли. Он участвовал в процессах «Промпартии», «Союзного бюро меньшевиков», «Параллельного троцкистского центра», «Правотроцкистского блока». В своих «Записках адвоката», изданных через 19 лет после его смерти, И. Д. Брауде ни словом не упомянул о репрессиях 1936—1939 годов.

Один из учеников — известный адвокат и писатель А. Ваксберг.

Читая речи знаменитых дореволюционных адвокатов, я понимала, что такие выступления в советском суде невозможны: они просто не будут поняты. Однажды, в начале пятидесятых годов, в Вильнюсе в кассационной инстанции, я услышала выступление известнейшего советского адвоката Ильи Брауде. Он защищал женщину еврейку, которая после войны была опознана как помощница надзирательницы в нацистском концлагере. Речь Брауде была красочной и убедительной, я слушала его с благоговением, но и здесь присутствовали все те же заискивающие нотки, так часто звучавшие из уст рядовых советских адвокатов. Защитник в уголовном процессе воспринимался судом как пустая, порой досадная формальность, и это не могло не отразиться на качестве судебных выступлений. Судьба подсудимого чаще всего уже была предопределена и никакие психологические экскурсы, положительные характеристики, справки о состоянии здоровья, семейном положении, занятиях спортом или в кружках самодеятельности не могли повлиять на исход дела.

Р. М. Марьяш. Калейдоскоп моей памяти. Глава шестая. Моя профессия — адвокат

Похоронен в Москве на Введенском кладбище (уч. 10).

Публикации

  • Записки адвоката. — Сов. Россия, 1974 — 222 с.

  • Козонов, Сардион Давидович
  • Стоклицкая-Терешкович, Вера Вениаминовна
  • Кондратов, Яков Андреевич
  • Салманов, Григорий Иванович
  • Алексеев, Павел Александрович (1888)

  •  

    • Яндекс.Метрика
    • Индекс цитирования